Дмитрий Нагиев: «Все, что дает программа «Окна», это только право выбора»

В апреле харьковская публика принимала Дмитрия Нагиева. В интервью харьковской программе «Разговор в прямом эфире» на телеканале «Simon» Дмитрий Нагиев рассказывал не столько о привезенном в Харьков «Эротиконе», сколько о творчестве, ремесле, о своих мечтах. Не обошлось и без программы «Окна».

– Дмитрий, расскажите о спектакле, как принимает публика?

Дмитрий Нагиев: Принимают средне. Не буду врать. Средне, потому что, на мой взгляд, очень изысканная публика. Они смеются ровно в тех местах, где смешно. Они не дают авансов, совершенно. То есть, если на юге страны, в Москве, даже в Петербурге, люди идут на какой-то именно брэнд, и еще мы ничего не сделали смешного, люди уже смеются. Они пришли отдыхать. То здесь очень требовательная публика. И она, там, где по всем странам стоит хохот, здесь – увы… Там, где улыбаются везде… Может быть, она избалована просто.

– Дмитрий, а сложно, вообще, работать с такой публикой, после той, которая чуть что - сразу аплодисменты?

Дмитрий Нагиев: Сложно. Это выбивает в какие-то моменты. Мы же с «Кысей» приехали также сюда в полные залы, переаншлаги, но мы ждали, что прием будет… Будут кидаться на сцену. Нет. Публика очень взвешивает каждое слова артиста, оценивает, а потом реагирует. Но в конце спектакля, в финале кричат: «Браво!». Что тоже редкость, в других регионах «Браво!» не кричат. То есть если хорошо, публика оценивает, что это хорошо, если это халтура, публика оценивает, что это халтура. Я ненавижу халтуры, я ненавижу, когда артисты ездят на трех стульях, практически в тех одеждах, в которых приехали и просто сшибают бабки. Ненавижу этого. Мне кажется, что у нас несколько другой вариант.

– Ну, и поговорим об этом. Знаете, есть такое мнение, что антреприза – практически всегда халтура, антреприза практически всегда бывает в нестоличных городах… Но у нас есть звонок. Зритель, по телефону: Скажите, пожалуйста, где вам больше нравится играть – в театре или в кино?

Дмитрий Нагиев: Такой сложный детский вопрос. Что вам больше нравится – Дмитрий Нагиев или Юрий Шатунов? Это совершенно разные вещи. Театр не приносит никаких денег, к разговору о халтуре, кстати. У меня есть телевидение, у меня есть кино в небольшом объеме – это какой-то заработок.

– А хочется, чтобы кино было больше и больше?

Дмитрий Нагиев: Да. Потому что я, когда поступал в театральный институт, я мечтал, конечно, о киноролях. Жизнь сложилась так, что я работаю на телевидении. И, естественно, мечта сниматься и дальше в кино у больших режиссеров.

– Вот, кстати, о кино. По поводу больших режиссеров, начиная от наших или ваших родных, Захарова, Михалкова и так далее, и заканчивая Спилбергом. Вот очень часто в интервью говорите, что не поступает предложений, поэтому «Окна», поэтому все остальное. Но почему они не поступают, потому что «Окна»? Или есть другая причина?

Дмитрий Нагиев: Думаю, что в начале это был «Осторожно! Модерн!» и пригласить клоуна, ну, надо иметь смелость, надо быть по личности - я не говорю по таланту - по личности надо быть Александром Невзоровым, чтобы пригласить на роль чеченского командира – клоуна. Я имею ввиду личность. Нужно быть Титовым, который снял «Здравствуйте, я ваша тетя!», чтобы пригласить клоуна на роль. Я у него сыграл главную роль. Нужно быть Хилькевичем, который снял «Три мушкетера», у которого я сейчас снялся. Нужно не бояться переступить «Осторожно! Модерн»!», переступить «Окна». Дальше, если я вас попрошу назвать больших режиссеров, личности. Мы с вами, в общем, запнемся, потому что от сериалов я отказываюсь, вот от работы в сериалах – из сериала в сериал. Не знаю, хорошо ли это? Может быть, надо иногда где-то…

– Странная ситуация. Многие известные актеры, которые раньше говорили, что они никогда не будут сниматься и мараться в сериалах, уже снимаются. При этом оправдываясь, что этот сериал выбивается из общей картины.

Дмитрий Нагиев: Это фуфло. Он никуда не выбивается. Просто жрать хочется.

– Сериалы вообще – это чушь собачья?

Дмитрий Нагиев: Нет, есть очень хорошие работы. Скажем, если бы мне поступило предложение сняться в «Бригаде», которую я не смотрел, к сожалению, но понимаю, что достаточно крепкий продукт, я бы с удовольствием снялся. А остальных я даже названий не понимаю их, не знаю. Для меня это общая такая каша! Я не различаю, я вижу одно и то же лицо, которое и там, и там, и там в одном костюме. Я стараюсь отказываться. Если мне предлагают какой-то такой: бах - удар такой, как мне кажется, приличный. Вот сейчас выйдет сериал «Спецназ по-русски», где я сыграл главную роль. Прототип Бена Ладена, руководителя мирового терроризма, человека без глаз, вместо глаз – бельма. Всегда в темных очках, иногда только он снимает, и там нет глаз. Вот мне это понравилось. Я с удовольствием снялся. Что получится, не знаю.

– Ну, вот великие режиссеры не зовут, ну а вы сами не пробуете к ним как-то стучаться?

Дмитрий Нагиев: Нет. Стесняюсь. Может быть, нужно. Я прочитал, что (я не помню кто) ну, Том Круз позвонил режиссеру, приехал на кастинг. Вот стесняюсь, как это я позвоню, скажу «Здасьте, Иван Иваныч, это я, Дмитрий Нагиев из Петербурга, вот хотел бы на кастинг к вам».

Дмитрий Нагиев: У меня вчера День рождения был. Вот проснулся вчера в номере в шесть утра. Надо ехать из Киева в Днепропетровск. Сижу, такое одиночество нахлынуло – никого. Выхожу, стоит сонный организатор. Садимся в машину, едем, он смотрит на билет, на самолет и понимает, что у меня День рождения. Он говорит: «С Днем рождения!», я говорю: «Спасибо…» День рождения отпраздновал! А ведь люди думают: «Вот, жизнь какая!» Прилетел, отыграл спектакль, вечером поели. Ребята говорят: «С Днем рождения тебя». Я говорю: «Спасибо, ребята». И спать.

Звонок телезрителя: Меня зовут Вика. Какой смысл в вашей программе «Окна»? Вы не обижайтесь, конечно, но она совершенно бессмысленная программа, которая всем уже надоела.

Дмитрий Нагиев: Назовите мне, пожалуйста, программу со смыслом!

– Ну, вот «Жди меня». Там ситуации такие жизненные. А тут, мне кажется, что это просто подстава, герои…

Дмитрий Нагиев: А там, вы верите, что там не подстава. «Жди меня», а дальше?… К счастью, я захватил тот момент, когда было всего три канала. Их не 5, не 10, ни 22. Их три. Все, что дает программа «Окна», это только право выбора. И это огромное счастье, что есть возможность для таких и еще для десятка других программ гораздо худшего производства… Это просто право выбора. И ваше право не смотреть. И это счастье. Пускай будут такие программы. Вот и все.

– Получается замкнутый круг. Зачастую телевизионщиков обвиняют в навязывании дурного вкуса, а с другой стороны, говорят: «Ребята, народ-то хочет вот это!» То есть дешевого…

Дмитрий Нагиев: Меня вообще пошло обвинять в навязывании дурного вкуса. Если кто-то видит только плохое в программе «Окна». Значит, это нехватка воспитания. Обратите внимание, что я готовлюсь к программе «Окна», я много читаю, я говорю, зачастую, не всегда свои, но совсем не глупые вещи, я не ругаюсь матом. Попробуйте отчленять зерна от плевел. И пускай мне ответит кто-нибудь, та же Вика, почему она стоит в первом ряду на концерте Шатунова? Или на концерте «Фабрики звезд»? Вот навязывание, вот спаивание нации. Как молодые ребята 15-ти лет все поголовно идут или сидят на скамейках с пивом. Вот концерты такого рода – это спаивание нации. Потому что меня можно выключить, не смотреть, а здесь навязывание со всех сторон.

Звонок телезрителя: Здравствуйте, меня зовут Виолетта. Меня интересует, когда вы ведете свои программы, вы читаете перед этим какую-нибудь литературу психологическую? Потому что в программе «Окна» иногда бывают такие люди, которым хорошо было бы лечиться. К какой литературе вы прибегаете, чтобы снять ваше напряжение?

Дмитрий Нагиев: Не скажу, Виолетта! Не скажу, какую литературу, а иначе все станут умными. И я тут прочитал где-то недавно: (ха-ха) «Нагиев, он все цитирует, он не от себя». Ну, попробуй, почитай, поцитируй, может, у тебя получится тоже?!

– Ну, а в принципе, на вас сказываются как-то эти программы?

Дмитрий Нагиев: Нет. Вот была программа «Время денег», где люди-калеки выступали. Это давило, конечно. Я стараюсь абстрагироваться. Потому что мы снимаем целыми блоками, вперед, на 20 дней.

– Может быть, я не прав, но вы такой толстошкурый актер, или это неправда?

Дмитрий Нагиев: Я как раз очень тонкошкурый. Вот какой у вас термин родился – толстошкурый…

Звонок телезрителя: Дмитрий, я поздравляю с прошедшим днем рождения. Желаю оставаться всегда таким же необыкновенным, красивым, умным, желанным для всех женщин. У вас замечательная фигура, и вы замечательно выглядите. Мне повезло, однажды вы рассказали, что выглядеть так, как вы, это титанический труд. Это спорт, это… Я услышала в программе, что нужно не есть после 18.00 и до 12.00. поделитесь секретом вашей необыкновенной внешности.

Дмитрий Нагиев: Любое хорошее начинание – это труд. Вот, например, неделю я сейчас катаюсь. Какой здесь труд? Гостиницы, корм… Так бывает, что нажрешься, прямо не доползти до кровати. Протаптываешь тропинку от унитаза до кровати. Поэтому в те редкие минуты я пытаюсь что-то делать. Это очень тяжело. И тот, кто хорошо выглядит из артистов, тот понимает, что это очень тяжело.

– А что все-таки? Зал, бассейн…

Дмитрий Нагиев: Да, я тоже ограничен в бассейне. Ну, как я выйду в бассейн под общее улюлюканье. У меня своего vip-бассейна нет. Так, чтобы спустился со второго этажа, на первый, пошел, поплавал и пошел на завтрак. Этого у меня пока нет. Надеюсь, что будет когда-нибудь.

– А когда, к стати, «Оскара» собираетесь получать?

Дмитрий Нагиев: Пока «Оскар» не знает, конечно, что я его собираюсь получать.

– Пока удача в засаде?..

Дмитрий Нагиев: Удача же любит тех, кто выпрыгивает ей навстречу. Вот я уже устал выпрыгивать, но выпрыгиваю пока.

– Вы сказали, что боитесь двух вещей. Одна из них – проигрыш. Вот у меня в связи с этим вопрос. Скажите, вы считаете, что всегда, в любом положении трудно проигрывать и возможен финиш провальный, или есть… Можно набрать вес, скажем, творческий, что не страшны какие-то провалы?

Дмитрий Нагиев: Очень важна материальная независимость. И тогда проигрыш воспринимается: «Эх, черт!», но когда ты знаешь, что завтра будут голодать твои близкие… Но когда ты этого не знаешь… Я помню, вот сейчас, если меня не возьмут в кино, я попереживаю и буду дальше двигаться, потому что меня если не пригласят там… А когда был студентом, и я приходил в массовку и меня вдруг не брали, вот это было переживанием. Потому, что от 20-ти рублей зависело просто, чтобы завтра мои ребята кушали.

Звонок телезрителя: Я бы хотела задать вам такой вопрос: как вы считаете, актерами становятся или рождаются?

Дмитрий Нагиев: Можно стать ремесленником хорошим. Можно и обезьяну научить играть на барабане. Можно стать ремесленником. Можно постичь азы, изучить. Зачастую, хорошие ремесленники и пробиваются. Обратите внимание, вспомните тех, с кем вы учились в школе. Какие были красавцы. Вот Иванов, Петров, Сидоров. Я смотрел и думал: «Да, вот природа дала!» И папа богатый, и природа дала, и девчонки. Где они? Где? Ах, нету. Тот, кто долбит. Поэтому талант, он рождается, а ремесленником становятся. Если талант сумел совместить – это называется гений.

– Ремесло – это значит ступенька, которую нужно суметь пройти?

Дмитрий Нагиев: Ремесло - это то, что нужно не суметь пройти, а суметь приобрести. Талант, его не приобрести. Вот если он дурак, то он дурак.

– Давайте вернемся к спектаклю. Потому что мы с самого начала как-то отошли.

Дмитрий Нагиев: Вы знаете, спектакль – это как ребенок. О нем интересно говорить родителям, во всяком случае, бабушке с дедушкой. И от того, что есть певцы, которые говорят: «Я в свой песне хотел сказать…» Если я не понял, что он хотел сказать своей песней, то ты мне можешь уже не объяснять. Поэтому рассказы: «Вот знаете, мы сейчас привезли спектакль, он о том-то и о том-то… Кто не захочет посмотреть, чего я ему буду рассказывать, о чем спектакль. А кто захочет то посмотрит, и поймет что-то свое. Это новеллы Джованни Боккаччо. Мы полистали, выбрали шесть новелл. Вообще их семь. Но одну мы сейчас не играем по техническим причинам. Вот, шесть новелл, каждый играет из артистов шесть разных ролей. Могу вам сказать, что еще мы не играли даже на аншлагах. Мы играли на переаншлагах. В Москве у нас конная милиция дежурит на спектакле. И можно рассказывать, кто у нас был, но проще перечислить, кого не было из богемы. Я Алле Борисовне Пугачевой говорю: «Алла Борисовна, два человека ходит на все мои спектакли – это моя мама и вы».

– А вы действительно волновались, когда она пришла на «Кысю» и Филипп вроде бы сказал, что она не переносит маты?

Дмитрий Нагиев: Конечно, волновались. Филипп говорит: «Надеюсь, мата нет в спектакле, потому что Алла не любит, она может уйти, громко хлопая сиденьями». Мы думаем: «Господи, что делать?!» Но мы играем не про мат. Мы играем про любовь. В этом спектакле, сегодняшнем, мата нет. Тот, кто будет корчить рожи, значит, он просто не читал Джовани Боккаччо, и ему не стоит идти на Боккаччо.

– Я так понимаю, что вот те люди, которые, по-моему, в одном из сибирских городов, пытались сорвать спектакль, значит, что они просто не читали…

Дмитрий Нагиев: Это были сектанты.

– Я прочел, что это были представители русской православной церкви.

Дмитрий Нагиев: Ну, я не знаю, это было видно, что секта. Это бабки стояли: «Долой Нагиева… Долой Моисеева, Пенкина, Нагиева!» О чем речь идет? Причем здесь это? Какая связь здесь? Вы были на спектакле, на «Эротиконе»? Почему вы хаете? Стояли с транспарантами. Ну, это под выборы что-то подгадали. В зале биток был. За это спасибо им. Обваливался зал просто.

Звонок телезрителя: У меня есть такой вопрос, опять же о программе «Окна». Когда происходят разные ситуации, герои бросаются друг на друга. И когда-то я видел, что один герой бросился на вас, и вас выводили, а лицо ваше было в крови. Это все было по сценарию?

Дмитрий Нагиев: Вы о каких-то сценариях говорите? Дело в том, что в отличие от той программы грустной, которую назвала девушка, у нас подставных героев нет. Я могу сказать, что много очень кусков в программу не вошли, по той причине, что ведущий не может бить героев. Не далее как месяц назад я сломал нос одному из гостей. Просто хам, быдло. Я говорю: «Какое вы право имеете разговаривать так с женщиной? Пускай даже это ваша жена». И тогда трехэтажный мат: «Там, тарам-там». Я говорю: «Я вам сейчас нос сломаю». Он на меня дернулся. Я ему сломал нос. В склейке получилось очень плохо. Тот кадр, где я говорю, я вам сейчас нос сломаю, это оставили в монтаже. Не я монтирую. Он на меня кидается… Следующая склейка, сидит он с заклеенным носом, с кровавыми потеками и я всклокоченный. Я продолжаю вести программу… Был скандал. Как вы так можете монтировать программу! Народ же не дебил! А где кусок, что-то же происходило? И вот много таких кусков не входило в программу по каким-то техническим, политическим соображениям.

– А часто приходится вам предъявлять претензии к монтажерам, ну, скажем, к руководителям программы?

Дмитрий Нагиев: Часто.

– Но, видимо, решаете миром?

Дмитрий Нагиев: А очень просто решать все миром. Когда ты в топе, когда ты рвешь цифры рейтинга. Когда ты в топе, ты можешь не давать интервью, это ровно до той поры, пока в топе держишься, на плаву, как только ты пойдешь вниз (тфу-тфу, не дай Господи), ты начинаешь бить копытом, с тобой все реже решают мирно вопросы.

– В таком случае, сегодняшнее интервью это значит, что?..

Дмитрий Нагиев: Что вы - в топе.

– Хочу вернуться к театру. Вы сказали, что очень трудно играть перед средним классом.

Дмитрий Нагиев: Приведу пример. Москва. Спектакль. Сидит Марк Розовский, Мережко…

– Вы имели в виду именно эту элиту?

Дмитрий Нагиев: Нет, не эту. Я имею в виду интеллектуальную. Элиту даже эту, но которая думает, прежде всего, головой, а не кулаками. Они сидят и хохочут, они что-то свое видят. Мы шутим, мы неплохо ведь шутим. Тот, кто пришел на спектакль, от ларька: «Пойдем сходим на Нагиева!» Второй: «О, пойдем, блин, я его видел два раза по телеку». Они приходят и видят ту же белиберду, от которой они только что отошли. Они ларек видят. Они только что отошли от этого ларька. Для них очень тяжело играть.

– А ходят на вас, в основном, как правило?

Дмитрий Нагиев: Кто-то, может быть, идет на любимое произведение. Но, в основном – да. И это не всегда помогает спектаклю. Потому что легко играть, когда видишь в афише – Табаков, Щербаков… А здесь только Нагиев. Но я честно работаю, я стараюсь. И тот, кто не любит, я пытаюсь убедить, что я не баловень судьбы, я честным трудом и зачатками таланта. Это то немногое, что имею.

– Ну, как мне кажется, вы фигура явно не дутая. Много людей, относящихся в сфере шоу-бизнеса, в которых вкладывают деньги. Мне очень нравится следить за вашими интервью и видеть вас на экране. Всего хорошего! Беседовал Филипп Дикань

Автор: Светлана Шекера Фото: - Редактор: Светлана Шекера 16.04.04

 
www.mediaport.txt · Последние изменения: 03/07/2010 13:47 От admin
 
Recent changes RSS feed Driven by DokuWiki